ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...)

Сумасшедших лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино - печаль прошлых дней

В моей душе чем старе, тем сильней.

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Будущего волнуемое море.

Но не желаю, о други, дохнуть;

Я жить желаю, чтобы мыслить и мучиться;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, хлопот ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) и треволненья:

Иногда снова гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть - на мой закат грустный

Блеснёт любовь улыбкою прощальной.

Размер – ямб

«Элегия» сотворена сразу прямо за «Бесами», осенью 1830 года. При публикации Пушкин отдал этому стихотворению жанровый подзаголовок «Элегия». Как понятно, в юные годы поэт отдавал предпочтение этому жанру. Но конкретно анализируемое ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) стихотворение стало в нем вершинным.

Композиция. Стихотворение состоит из 2-ух строф, которые составляют смысловой контраст: в первой идет речь о драме актуального пути, во 2-ой звучит пафос актуальной активности, личной воли.

В «Элегии» подхватывается и получает развитие та же тема, что и в «Бесах» — сосре­доточенный поиск пути ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...). Начинается стихотворение с переоценки прошедшего, которое оставило неизгладимый след печали в душе героя. Мысли о будущем, казалось бы, не оставляют места надежде:

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Будущего волнуемое море.

Но во 2-ой строфе такое пессимистическое и пассивное мировосприятие сменяется противо­положным. После достаточно сумрачных строк, которые как ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) будто выбивают ритм похоронного марша, вдруг следует легкий взлет:

Но не желаю, о други, дохнуть;

Я жить желаю, чтобы мыслить и мучиться;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, хлопот и треволненья:

Душу лирического героя переполняет тоска по ушедшим денькам, она усиливается чувством трево­ги и неизвестности грядущего, в ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) каком видится «труд и горе». Но это также значит движение и всеполноценную жизнь, в какой «будут наслажденья меж горестей, хлопот и треволненья». Они дарят новые творческие плоды и — «может быть» — любовь:

Иногда снова гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть — на мой закат грустный

Блеснет любовь ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) улыбкою прощальной.


Облако

Последняя облако рассеянной бури!

Одна ты несешься по ясной лазури,

Одна ты наводишь невеселую тень,

Одна ты печалишь ликующий денек.

Ты небо не так давно кругом охватывала,

И молния грозно тебя обвивала;

И ты издавала загадочный гром

И жадную землю поила дождиком.

Достаточно, сокройся! Пора миновалась,

Земля освежилась, и буря промчалась ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...),

И ветер, лаская листочки древес,

Тебя с успокоенных гонит небес.

1835

Размер - амфибрахий

Александр Пушкин по праву считается одним из первых российских поэтов, который в собственных стихах использовал очень всераспространенный сейчас литературный прием отождествления природы с живым существом. Примером этому может служить лирическое произведение «Туча», написанное в 1835 году и ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) ставшее типичным гимном летнему дождику.

С первых его строк создатель обращается в туче, которая после бури сиротливо несется по лазуревому небу, как будто бы ища пристанища. Следя за ней, Пушкин восторгается тем, как обдуманно устроен наш мир, но при всем этом припоминает небесной страннице, что ее миссия уже завершена ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...), и сейчас настало время покинуть небо. «Одна ты наводишь невеселую тень, одна ты печалишь ликующий день», — отмечает поэт.

Пытаясь изгнать тучу, которая так омрачает ему настроение, Пушкин, все же, отлично соображает, что все в этом мире взаимосвязано, и еще не так давно эта небесная странница была таковой нужной и давно ожидаемой ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...). Поэт подчеркивает, что конкретно она «алчную землю поила водой», когда все вокруг нуждалось в животворной влаге. А гром и молнии, сопровождающие этой необычное явление, служили всем нам напоминанием о том, что даже к обыкновенной туче необходимо относиться трепетно, возвышенно и с определенной толикой почтения.

Но создатель здесь же ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) зам для себя противоречит и обращается к собственной собеседнице довольно фамильярно: «Довольно, сокройся! Пора миновалась», — призывает поэт, подчеркивая при всем этом, что свою цель облако уже выполнила, и сейчас «ветер, лаская листочки древес, тебя с успокоенных гонит небес». Этим воззванием Пушкин желает выделить не только лишь тот факт ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...), что мир переменчив и многообразен, да и направить внимание читателей на ординарную правду – все в жизни должно подчиняться определенным законам, установленным не людьми, а некоторыми высшими силами. Создатель подчеркивает, что их нарушение лишает и природу, и человека той умопомрачительной гармонии, которая и дарует чувство подлинного счастья. Ведь если безопасная тучка смогла ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) омрачить настроение поэта, что уж гласить о человечьих идей и поступках, которые могут принести еще больше боли и расстройства? Понимая это, Пушкин на ординарном и очень доступном для осознания примере разъясняет, как принципиально делать все вовремя, чтоб позже не сожалеть о произошедшем и не быть изгнанным ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...), как дождевая тучка, оказавшаяся не к месту и не ко времени на небесном небосводе.


Вновь я посетил

Тот уголок земли, где я провел

Изгнанником два года неприметных.

Уж 10 лет ушло с того времени - и много

Переменилось в жизни для меня,

И сам, преданный общему закону,

Переменился я - но тут снова

Минувшее меня объемлет ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) живо,

И, кажется, вечор еще бродил

Я в этих рощах.

Вот опальный домик,

Где жил я с бедной нянею моей.

Уже старушки нет - уж за стеною

Не слышу я шагов ее томных,

Ни тщательного ее дозора.

Вот бугор лесистый, над которым нередко

Я сиживал недвижим - и глядел

На озеро, воспоминая с грустью

Другие берега, другие волны ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...)...

Меж нив златых и пажитей зеленоватых

Оно синея стелется обширно;

Через его неизвестные воды

Плывет рыбак и тянет за собой

Убогой невод. По брегам отлогим

Рассеяны деревни - там за ними

Искривилась мельница, насилу крылья

Ворочая при ветре...

На границе

Владений дедовских, на месте том,

Где в гору поднимается дорога,

Изрытая дождиками, три сосны

Стоят - одна ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) поодаль, две другие

Друг к дружке близко,- тут, когда их мимо

Я проезжал верхом при свете лунном,

Знакомым шумом шорох их вершин

Меня приветствовал. По той дороге

Сейчас поехал я, и пред собою

Увидел их снова. Они всё те же,

Всё тот же их, знакомый уху шорох -

Но около корней их устарелых

(Где некогда всё было ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) пусто, наго)

Сейчас младая роща разрослась,

Зеленоватая семья; кустики теснятся

Под сенью их как детки. А вдалеке

Стоит один угрюмый их товарищ

Как старенькый холостяк, и вкруг него

Как и раньше всё пусто.

Здравствуй, племя

Младое, незнакомое! не я

Увижу твой могучий поздний возраст,

Когда перерастешь моих знакомцев

И старенькую главу их заслонишь

От глаз прохожего. Но ЭЛЕГИЯ (БЕЗУМНЫХ ЛЕТ УГАСШЕЕ ВЕСЕЛЬЕ...) пусть мой внук

Услышит ваш приветный шум, когда,

С дружеской беседы ворачиваясь,

Радостных и приятных мыслей полон,

Пройдет он мимо вас во мраке ночи

И обо мне вспомнит.

Размер – ямб

Тема – связь человека с природой

Анализ http://pishi-stihi.ru/vnov-ya-posetil-pushkin.html

Exegi monumentum.*


ekzistencializm-eto-gumanizm.html
ekzistencializm-shpargalka-po-pedagogike-dlya-pedagogov-shpargalka-po-pedagogike-dlya-pedagogov.html
ekzistencialnaya-filosofiya.html